На выставке non/fiction Александра Пелевина спутали с Виктором, но все обошлось

На выставке non/fiction Александра Пелевина спутали с Виктором, но все обошлось

Скандалы — двигатель торговли

Календарный 2022 год подходит к концу. Он увенчался скандалами, окончательным «разводом» между патриотической и либеральной литтусовкой и склоками и дроблением внутри и так немногочисленных групп. Открывшийся 1 декабря non/fiction №24 вызывает именно такие размышления и заставляет думать о себе как о последнем значительном событии года. Что будет дальше и что принесет нам 2023-й — неведомо.

Фото: Наталия Губернаторова

Пугает то, что, казалось бы, нейтральный non/fiction на стадии подготовки отметился скандалами. Писатель из СПб, лауреат «Нацбеста» Александр Пелевин во всеуслышание заявил, что его — патриота и хорошего парня — не пускают на ярмарку вездесущие либералы. Информационное поле «забурлило», заступиться за единомышленника вызвался депутат Госдумы Дмитрий Кузнецов (соратник партийного лидера и прозаика Захара Прилепина), но организаторы действа под куполом Гостиного Двора поняли, к чему дело идет. И пустили петербуржца на одну из площадок.

Причем совершенно не сбылись прогнозы критиков, что «традиционной нон-фикшеновской публике» мероприятия Z-патриотов (писателей, поддерживающих СВО) неинтересны, а «публика, кому они нужны, вряд ли придет в сколько-нибудь заметном количестве».

Факт остается фактом: на презентацию новеллы о власовцах Александру Пелевину удалось собрать не меньше 80 человек. Много ли это — решайте сами, но отведенный лауреату «Нацбеста» павильон просто физически не мог вместить больше народа.

Но вот другой факт: одна из зрительниц, задавая вопрос, обратилась к Пелевину 2.0 панибратски: «Саш, вот ты скажи…» То есть, конечно, Александр активно созывал друзей, но попробуйте сейчас десять человек где-нибудь собрать, а не то что восемь десятков.

Упомянем и о третьем факте, совсем малозначительном: за автографом выстроилась очередь, многие покупали книги на месте. «Сколько стоит?» — «Столько-то», — ответил Пелевин, назвав привычную цену. Но его поправили, назвав сумму на сто рублей больше. «Правильно, писателю нужно на что-то жить», — комментирует читательница и выкладывает требуемую сумму. Скрипит перо. Автограф «дорогой имярек» готов.

Конечно, представленность писателя на литературном поле — это то, ради чего шла вся эта битва. Но рукопись, по пушкинским заветам, тоже можно продать.

И Александр, когда рассказывал, что объявленный невыход нового романа Виктора Пелевина, а потом поступление его в продажу — это хитрый маркетинговый ход, не подумал, что предшествовавшая сегодняшнему дню заварушка кому-то покажется пиар-акцией.

Но самое комичное было вначале. Трое читателей за 20 минут до появления Александра Пелевина достали из сумок последние произведения Виктора Олеговича. Корреспондент «МК» уточнил, кто сейчас будет выступать: посмотрите внимательно программку.

«Не тот Пелевин. Прокол. Елки-палки… Подмена» — такими восклицаниями в адрес «ненастоящего Пелевина» комментировали «обманутые» читатели свой нервный уход. И они ушли.

Те, кто пришел им на смену, в тонкостях современного литературного процесса разбирались и никого ни с кем не путали. И их было много.

Но еще раз вернемся к политическим мотивам отказа. О′кей. Они были.

А что если организаторы опасались подобных обвинений в «подмене» писателей с целью «заманухи»?

Люди — они же идут за книгами, а не за скандалами.

Источник: mk.ru

Похожие записи